Фото: Carlos Garcia Rawlins / Reuters

Оппозиционное параллельное правительство Венесуэлы опубликовало концепцию возможной реструктуризации долгов страны с точки зрения отношения к различным иностранным кредиторам, передает Reuters со ссылкой на документ. Провозглашен принцип равного отношения к большинству кредиторов, за исключением государственных — России и Китая, а также некоторых особых долгов.

Принцип равенства призван лишить отдельных частных кредиторов стимула инициировать судебные процессы против Венесуэлы, поскольку «долги, по которым имеются судебные решения, не получат никаких преференций».

Исключены из принципа равенства следующие категории долгов:

  • двусторонние межгосударственные займы со стороны России и Китая;
  • долговые соглашения, являющиеся предметом антикоррупционных расследований;
  • компенсации убытков, которые Венесуэлу обязали заплатить международные арбитражные трибуналы.

Financial Times дополнительно сообщает, что отдельному процессу будут подлежать коммерческие долговые требования, обеспеченные имуществом республики или ее госпредприятий. Под эту оговорку могут попасть облигации государственной нефтекомпании PDVSA с погашением в 2020 году, обеспеченные большинством акций американского нефтеперерабатывающего оператора CITGO, в том случае если Венесуэла прекратит обслуживать этот долг (единственный, который пока продолжает обслуживаться).

Реклама на РБК www.adv.rbc.ru

Четыре принципа

В меморандуме «Принципы пересмотра внешнего государственного долга, унаследованного от периода Чавеса/Мадуро», опубликованном Национальной ассамблеей Венесуэлы и изученном РБК, изложены четыре принципа:

  • интегральное отношение к накопленным внешним долгам, многие из которых носят нетрадиционный характер (например, неоплаченные счета за поставки, требования о возмещении ущерба за экспроприацию активов и т.д.), — «власти хотят использовать возможность, чтобы разрешить как можно больше частных долговых требований»;
  • расследование сомнительных долгов, например инструментов, выпущенных со значительным дисконтом к номинальной стоимости, требований, затронутых обвинениями в коррупции;
  • принцип равного отношения к внешним кредиторам, в том числе независимо от типа должника — республика, PDVSA или другая единица госсектора;
  • наконец, когда «узурпация власти закончится», администрация Гуаидо попросит содействия у МВФ и других многосторонних организаций, чтобы справиться с гуманитарным кризисом и разработать долгосрочную программу восстановления экономики.

Российский кредит — приоритетный или подчиненный?

Исключения из общего принципа означают, что насчет таких долгов администрация Гуаидо, если придет к власти, будет вести отдельные переговоры. Однако из документа не ясно, будет ли Гуаидо трактовать долг перед Россией в $3,5 млрд как приоритетный перед остальными или как нижестоящий. А от этого зависит потенциальный размер списания по долгу: будет ли он меньше или больше, или его вообще не будет.

Действующие условия соглашения с Россией предусматривают, что долг на сумму $3,15 млрд будет возвращен к 2027 году. После его реструктуризации в ноябре 2017 года Венесуэла в лице президента Николаса Мадуро платит по нему проценты, хотя и не без задержек. Президент Владимир Путин в прошлом месяце сказал, что Венесуэла должна России чуть больше — примерно $3,5 млрд.

Старший научный сотрудник Центра по новой американской безопасности (CNAS) Рэйчел Зимба не считает, что долги перед Россией и Китаем будут обладать приоритетом в ходе возможной реструктуризации, сказала она РБК.

Традиционно считается, что официальные межгосударственные кредиты приоритетны по отношению к коммерческим облигациям, однако в недавней работе Национального бюро экономических исследований США (NBER) было показано, что на самом деле происходит ровно наоборот: суверенные дефолты перед официальными кредиторами объявляются чаще, чем перед коммерческими, и государственные кредиторы несут больше потерь при реструктуризациях.

«Не существует какого-либо четкого и слаженного механизма по работе с внешней задолженностью. Вопросами ее урегулирования, наряду с ведущими международными финансовыми институтами, занимаются и другие международные организации, среди которых Генеральная ассамблея ООН, ЮНКТАД, Всемирная ассоциация агентств по управлению долгом, Международная организация верховных аудиторских компаний. Эти институты готовят различные рекомендации и резолюции, связанные с помощью странам-должникам и разработкой наиболее эффективной стратегии и тактики внешних заимствований», — сказала РБК профессор экономического факультета МГУ Наталья Щеголева.

В каждом отдельном случае ситуацию необходимо разбирать индивидуально, и очень часто даже рекомендации международных институтов вроде Всемирного банка или МВФ не могут кардинально повлиять на ситуацию. «В случае с Венесуэлой, скорее всего, речь идет о желании Хуана Гуаидо «затянуть» выплату долгов России, добиться реструктуризации, тем более, что экономическое положение в Венесуэле таково, что платить все равно нечем. Детали должны будут определиться на двухсторонних переговорах с российской стороной. Однако, скорее всего, цель — как можно дальше отодвинуть выплату долга или не платить его вовсе», — добавила Щеголева.

  • Задолженность Венесуэлы и госкомпании PDVSA по облигациям составляет $65 млрд (включая $2,5 млрд по единственным обслуживаемым бондам PDVSA), оценивал Институт международных финансов (IIF).
  • Долги перед Россией и Китаем составляют $28 млрд. Долги перед другими официальными и международными кредиторами, в том числе МВФ, — еще $9 млрд.
  • Еще $14 млрд Венесуэла должна по решениям международных арбитражей.
  • Таким образом, из примерно $155 млрд совокупного долга по $53,5 млрд долга (или трети) возможны отдельные переговорные процессы.

    Фотогалерея 

    Мародерства и гиперинфляция: как выглядит жизнь в Венесуэле

Подпишитесь на рассылку РБК.
Рассказываем о главных событиях и объясняем, что они значат.

Автор:
Иван Ткачёв

При участии:
Ксения Назарова

Источник